Какие дети учатся в коррекционном классе

Центр развивающих инновационных методик

Существуют специализированные, так называемые коррекционные школы, где обучаются не только дети-инвалиды, но и любые дети, имеющие трудности в обучении.

У вашего ребенка проблемы со здоровьем и трудности с обучением, и поэтому его не принимают в «нормальную» школу и направляют обучаться в коррекционную. Справедливо ли это? А что если не принимают даже в коррекционную? И в одном, и в другом случае родителям надо действовать!

Ребенок отстает в развитии…

Заботливые родители, которые внимательно относятся к своему ребенку, начинают понимать, что-то с их чадом «что-то не так», не к первому классу, а гораздо раньше. К 6 годам отставание от сверстников в интеллектуальном развитии становится уже очевидным: скудная речь, бедность словарного запаса, подчас даже неумение держать в руках карандаш… Скорее всего, для родителей «особых детей» не становится новостью, что их сына или дочь не хотят принимать в обычную школу. Увы, не только учителя, но и сами родители сознают, что их наследник просто не справится с программой средней общеобразовательной школы. Таких деток направляют в специализированную, так называемую коррекционную школу.

Амбиции родителей или здравый смысл?

Итак, обычная средняя школа не зачисляет вашего ребенка и направляет на ПМПК – психолого-медико-педагогическую комиссию, которая должна решить его дальнейшую судьбу – в коррекционной школе какого вида ему обучаться. Существуют коррекционные школы VII вида – для детей с ослабленным слухом и имеющих отставание в речевом развитии. Бывают коррекционные школы VIII вида, где обучаются дети с легкой и глубокой умственной отсталостью. В свою очередь в школах VIII вида классы могут быть разделены – для более и менее способных деток. Последних называют детьми «со сложной структурой дефекта» и объединяют их в классы, где по сути за 9 лет учебы учителя должны их научить только читать, писать и считать – не более.

И даже если в глубине души вы понимаете, что обычной школе вашему чаду не учиться, первая реакция родителей на отказ и направление обучаться в коррекционной школе – это гнев, возмущение и злоба, смешанная с обидой. В этот момент родительские амбиции часто возвышаются над здравым смыслом. Мы-то нормальные! – рассуждают мать и отец – почему наш ребенок должен учиться в школе для УО – так дети дразнят умственно отсталых. Но когда проходит первый гнев, затихают обида и боль, приходит трезвое понимание ситуации. Да, мой ребенок не в силах учиться в обычной общеобразовательной школе, потому что не справится с программой в силу своих индивидуальных особенностей развития: он быстро утомляется, часто простывает, и у него имеется непростой медицинский диагноз. Ведь если коррекционные школы создает и содержит государство, тратя на эти учебные заведения огромные средства, значит, они все-таки нужны?

Отдавайте в обычную школу!

Каждый человек – индивидуальность, а в случае с особыми детьми индивидуальных особенностей еще больше. Главное – все эти дети имеют настолько несхожие проблемы (психологические, медицинские и проч.), а перспективы развития порой настолько сложно прогнозировать, что давать читателю однозначные советы просто невозможно. И тем не менее, возьму на себя ответственность посоветовать родителям «особых детей»: постарайтесь сначала все-таки начать обучение в обычной образовательной школе. Никто не знает, как станет развиваться первоклашка: быть может, поначалу будет отставать от сверстников, а потом постепенно наверстает? Словом, отдавайте в обычную школу, чтобы бы вам ни советовали! Помните: все советы врачей, психологов и педагогов для вас – не более чем рекомендации.

На вашей стороне закон Конституции РФ: « Каждый человек, без каких-либо исключений, имеет право на образование. Государство гарантирует общедоступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования (ст.ст. 7, 43 Конституции РФ)». Рассуждайте по принципу: поживем-увидим! Если через год-два обучения ваш ребенок будет явно отставать от ровесников и не успевать по всем предметам – коррекционная школа от него никуда не денется, туда попасть он всегда успеет. А вот наоборот – едва ли.

После школы VIII вида в «нормальную» путь закрыт?

Опыт показывает, что перевести ребенка из коррекционной школы в «нормальную» практически невозможно. Даже если школьник прогрессирует в своем развитии. Надежду вселяет повсеместное введение инклюзивного образования. Однако пока реальность такова: если в средней общеобразовательной школе вы только заикнетесь, что ваш ребенок до сих пор обучался в школе VIII вида, знайте – от него будут открещиваться как от прокаженного. Придумают любые предлоги для отказа: нет мест, классы переполнены. Списков учеников вам не покажут: не придете же вы 1 сентября на линейку, чтобы сосчитать учеников! Словом, будут придумывать и говорить что угодно, лишь бы напрямую не называть истинную причину отказа: «Ваш ребенок сложный, требующий особого внимания, и нам неохота с ним возиться, у нас своих проблем хватает», – открытым текстом вам этого не скажет никто!

Потому что есть вышеназванный закон Конституции РФ. Однако закон-то существует, а вот в реальность такова: из школы VIII вида в «нормальную» ребенку путь закрыт. Ситуация поистине трагична для ребенка, который со временем начинает развиваться и наверстывать сверстников, становится умнее и собраннее, а его продолжают держать на том уровне, который он давно перерос.

Пусть сидит как овощ?

Бывает и по-другому. Ребенку очень трудно дается учеба. Однако родители, невзирая на умственные возможности ребенка, все-таки оставляют его учиться в «нормальной» школе. Да, по закону он имеет право в ней учиться. И ни учитель, ни школьный врач не вправе требовать справку из психиатрического диспансера и даже пытаться выяснять диагноз. Знайте, что по закону о психиатрии (ст. 5 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» от 2 июля 1992 г. N 3185-I) вы можете не называть диагноз ребенка, так же как другие не вправе требовать от вас его оглашения. Однако, если одноклассники вашего чада уже читают «Войну и мир», а сам он все еще читает по слогам – в буквальном смысле! – не лучше ли все-таки отдать его в коррекционную школу? Возможно, в обычной общеобразовательной школе он научиться писать и читать, но остальная информация пройдет для него мимо. Потому что ребенок с серьезным медицинским диагнозом подчас усваивает информацию намного медленнее здоровых сверстников. Что толку, что в обычной школе ваш наследник будет сидеть как овощ?! Впрочем, выбор школы – личный выбор каждого.

Плюсы и минусы коррекционных школ

Одна из главных проблем коррекционных школ заключается в том, что в них объединяют детей невероятно разных. Несхожи медицинские диагнозы, психологические и психиатрические проблемы… Можно ли подобрать для всех универсальную программу? Часто в «особых детях» сочетается явное отставание в одной области с одаренностью в другой. Один не в ладу с математикой, зато рисует как художник. Другой криво пишет, зато обладает очевидной способностью к иностранным языкам. А они-то как раз программой коррекционных школ и не предусмотрены! Потому что большинство учащихся коррекционных школ с трудом говорят по-русски. Какой уж там английский!

Читайте так же:  Можно ли ездить на питбайке по тротуару

В коррекционные школы нередко «сплавляют» неугодных – ребятишек из социально неблагополучных семей. Потому что дети алкоголиков и наркоманов поначалу действительно слегка отстают в развитии – ведь горе-родители совершенно не уделяют им внимания. А потом, когда с учениками начинают усиленно заниматься профессионалы, ученики быстро наверстывают упущенное в раннем детстве и выравниваются со здоровыми сверстниками: ведь у них нет сложных генетических или психиатрических диагнозов, отягощающих обучение. И что этим здоровым детям делать дальше в одном классе с больными синдромом Дауна? Однако, если ПМПК видит, что ребенок хотя бы чуть-чуть выбивается за рамки трафарета – его тут же отправляют в коррекционную школу.

ПМПК: наберитесь терпения

Кстати, это еще одна из проблем коррекционных школ: умственно отсталые дети часто склонны к подражательству. Какой пример они видят перед собой – такому и следуют. Видят хорошее – повторяют хорошее. Слышат, что одноклассник заикается – начинают копировать его заикание. Какой выход? Интегрировать «особых детей» в среду детей здоровых, интеллектуально развитых. Когда у них перед глазами будет достойный для подражания пример, они будут учиться хорошему, правильному и развиваться быстрее. На этом пути уже стоит отечественная система образования.

Инклюзивное образование – в жизнь!

Сейчас в Москве вводится инклюзивное образование, при котором «особые дети» интегрируются в среду обычно развивающихся сверстников. Необычных детей обычно бывает 2-3 в классе. Российское общество сегодня только начинает понимать, что такое толерантность – принятие и понимание другого, не такого как ты. И если некоторые родители возмущаются: «Почему это мой сын должен учиться в одном классе с Дауном?!» – это свидетельствует лишь об их духовной незрелости. Во всем цивилизованном мире объединяются темнокожие и белые, физически здоровые и люди в инвалидных креслах. В цивилизованном обществе стремятся к тому, чтобы никто не чувствовал себя ущербным, ущемленным, обиженным. Родители здоровых детей могут задать вопрос: «Да, умственно отсталому ребенку для же развития необходимо здоровое окружение, а моему-то сыну или дочери это зачем?!» Приходится разъяснять: обычные дети, в обществе которых учатся и воспитываются «странные», необычные ребятишки с ослабленным здоровьем, сами становятся более внимательными, добрыми, заботливыми, способными проявить сочувствие. Эти человеческие черты – способность помогать и проявлять сочувствие к старым, слабым, больным – не будут лишними в жизни. Родители, помните о том, что и вы когда-нибудь станете старыми и беспомощными!

Стучите, и вам откроют

Так что боритесь за права своего ребенка. Ищите людей, учителей, директоров школ, которые скорее проявят понимание и сочувствие. Действуйте в соответствие с библейской заповедью: «Стучите, и вам откроют». Вы непременно найдете людей, которые по внутреннему убеждению согласятся на этот самоотверженный труд – обучать сложного ребенка.

Не принимают в школу? Идите в суд

Разумеется, амбиции родителей «особых детей» не должны доходить до абсурда: то есть, нет смысла отдавать ребенка с диагнозом ДЦП, прикованного к инвалидному креслу, в секцию вольной борьбы. Зато есть, например, спортивные секции для тех, кто занимается бальными танцами, находясь в инвалидном кресле. И все же будьте разумны в своих желаниях: взвешивайте реальные физические и умственные способности и возможности вашего ребенка.

Помните: право родителей выбирать школу и форму получения образования для своего ребенка установлено законодательством и гарантировано государством.

Пять мифов о коррекционной школе

Коррекционная школа — это не клеймо позора, это место, где ребенку действительно желают добра.

Миф первый: в коррекционной школе учатся отъявленные хулиганы из неблагополучных семей.

Первое, что я вижу в здании кунгурской школы восьмого вида, это обычные дети, которые, увидев меня, здороваются и широко улыбаются в ответ на мою улыбку. Поднимаясь по лестнице, я вижу стены, увешанные грамотами, стенд уставленный кубками и наградами за спортивные достижения, и заполненную доску почета. Школа как школа. Разница лишь в том, что учащиеся здесь дети нуждаются в понимании и помощи специалистов.

— Бытует мнение, что у нас учатся дети из асоциальных семей. На деле же это не так – таких учеников у нас лишь четверть. Большинство родителей следят за успехами, некоторые даже присутствуют на занятиях вместе с детьми, – говорит директор школы Ольга Кошкина – Они искренне интересуются успехами своих любимых детей, пусть это даже умение считать до ста.

Миф второй: чтобы попасть в коррекционную школу, достаточно плохо учиться и баловаться на уроках.

Помню, меня саму в детстве родители пугали коррекцией за непонимание азов математики. Тем не менее, школу я закончила, а математика для меня загадка и сейчас.

Кунгурская коррекционная школа восьмого вида обучает детей с интеллектуальной недостаточностью, для которых нужна особая программа. С 2000 года она обучает и детей категории «Особый ребенок», имевших раньше статус необучаемых.

Принимают в школу восьмого вида только через психолого-медицинско-психологическую комиссию (ПМПК), с заключением специалистов и заявлением от родителей. К сожалению, получив такое заключение, многие родители впадают в ужас и всеми силами стараются избежать такого обучения. Их ребенок по несколько лет пытается осилить программу одного класса, стараясь выучить то, что он никогда не поймет. Но родители упорствуют, и школьнику становится все сложнее адаптироваться в обществе. Только после того, как ребенка в очередной раз отказываются перевести в следующий класс, они соглашаются на поступление в коррекционную школу. Каждый год бывает до двадцати таких семей.

Как говорит Ольга Владимировна, после начала обучения ребенку устанавливается диагностический период (для детей восьмого вида он длится одну четверть, а для категории «Особый ребенок» полгода). Если педагоги видят, что школьник отлично усваивает программу, то направляют ребенка на ПМПК для уточнения программы, и если подтверждается, что он может учиться в классах седьмого вида, то его туда переводят. В нашем городе такие классы для детей с задержкой психического развития, сформированны в школах № 2, 13 и 18. Со временем они должны помочь ребенку догнать сверстников.

Миф третий: после окончания школы ребенок получает справку, и не может получить профессию.

— Никакой справки нет, в конце обучения ученик получает свидетельство об окончании школы, внешне ничем не отличающееся от обычного аттестата. Разница в приписке «Школа восьмого вида». Это означает, что в программе не было таких предметов как химия, физика, вместо литературы — чтение, вместо алгебры и геометрии — математика. За 9 лет по основным предметам дети проходят то, что в обычной школе проходят за 4-5 лет, — возмущается Ольга Владимировна.

Детей с таким документом принимают в Кунгурский центр образования № 1 (бывший ККПТУиД) и кунгурский сельскохозяйственный колледж. Однако ребенок не сможет получить профессии, в которых присутствует фактор риска (например, электрик, рабочий и другие). С 2014 года срок профессионального обучения по просьбе администрации школы увеличен министерством образования Пермского края до двух лет. Это сделано для того, чтобы дети могли получить не только теоретические, но и практические знания. К тому же, так у детей больше шансов социализироваться в обществе.

Читайте так же:  Во сколько заканчивается банковский день

В школе много часов отдано урокам труда: в пятом классе — 6 часов, а к девятому доходит до 14 часов в неделю. К концу обучения многие девочки шьют, как профессиональные швеи, а мальчики могут сделать почти все — от табурета с резьбой на ножках до ремонта обуви. Благодаря этому дети, которые не смогут найти себя в профессиях, вполне могут обеспечить себя своими руками.

Миф четвертый: в школу никто не идет работать, поэтому нет должного контроля над детьми.

Да, есть и такой миф. Мол, работать тут могут только закаленные жизнью люди. Но нет, в школе работает 45 педагогов, и из них 25% имеют высшее дефектологическое образование. Каждый из них убежден, что для ребёнка лучше ежедневно совершать небольшие победы и открытия, пусть медленно, но продвигаться по пути познания и развития, чем просидеть 9 лет в массовой школе, ежедневно убеждаясь, что он не способен освоить то, что осваивают его одноклассники. Несмотря на то, что школа переполнена (сейчас в ней 211 учеников, 15 из которых на домашнем обучении), и растет количество детей категории «Особый ребенок», учителя уделяют внимание каждому ученику. Большое внимание уделяется детям не только с интеллектуальной, но и с физической инвалидностью – здесь задачей школы становится обеспечить им все условия для нормального обучения. Например, для учеников, у которых есть проблемы со зрением, нарисованы яркие пометки на дверях и выделены начало и конец лестниц.

Еще во всех классах, кроме девятых, работают группы продленного дня, где ребята под руководством воспитателей занимаются, учат уроки, гуляют.

Миф пятый: дети просто сидят в стенах школы, нигде не участвуют, ничего не умеют.

— Неправда. Наши дети участвуют во многих творческих конкурсах, фестивалях, соревнованиях, и мы видим в этом нашу главную цель. Спортсмены школы под руководством учителя физкультуры Анатолия Балашова участвуют во всероссийских соревнованиях для детей с ограниченными возможностями здоровья, и всегда занимают призовые места. Уже 2 раза наши ребята ездили на состязания в Санкт-Петербург, были в Сочи, Йошкар-Оле, Екатеринбурге. В этом году наша выпускница будет участвовать в соревнованиях для людей с ограниченными возможностями здоровья в Лос-Анджелесе. Если мы видим, что ученик преуспевает в спорте, то стараемся эти качества развивать. В Кунгуре мы сотрудничаем с секциями спортивных школ «Лидер» и «Уралец».

Кроме этого дети рисуют, регулярно выступают на конкурсах вокального мастерства и занимают там призовые места, а их трудовые отряды всегда получают заслуженные грамоты. Я и сама видела и слышала, с какой артистичностью и искренней улыбкой дети успешно выступают на сцене, как в составе ансамбля, так и сольно.

В Кунгуре коррекционная школа восьмого вида существует с 1961 года. За это время она помогла тысячам людей адаптироваться в мире, получить работу, построить нормальную семью. Пусть она не сделает детей гениями, но она даст им все необходимое для дальнейшей жизни. Здесь умеют радоваться мелочам. И если для кого-то праздник – это золотая медаль, то здесь для счастья достаточно научиться держать карандаш в несгибающихся детских пальчиках.

Стоит ли бояться слов «коррекционный класс»

С 2006 года дети с особыми образовательными потребностями обучаются в условиях обычных средних школ. Правильно ли это — непростой и спорный вопрос. С одной стороны, дети с ограниченными возможностями здоровья не должны быть «лишними» в обществе. С другой — смогут ли школы создать необходимые условия для особых детей? Ведь объективно мы понимаем, что даже за десять лет нереально оборудовать все школы должным образом. К тому же, есть и еще одна проблема — отношение здоровых детей и их родителей к другим, «не таким, как все».

В начале двухтысячных годов появился другой «перекос»: коррекционные классы закрывали, а вот специализированной помощи дети, в ней нуждающиеся, должным образом не получали. Сейчас ситуация меняется. И коррекционные классы в школах теперь, скорее, нередкость. Если раньше родителям даже было стыдно говорить, что их ребенок учится в таком классе, то теперь на сайтах хабаровских родителей мамы смело обсуждают такое обучение, школы и условия в них.

Тем не менее о равных возможностях в образовании говорят давно. А право на это закрепил новый закон «Об образовании в Российской Федерации». Сейчас, когда родители определяются со школой, где будут учиться их вчерашние детсадовцы, мамы и папы решают разные вопросы. Там, где есть дети с проблемами — смогут ли наши дети учиться в обычных школах хорошо?

На трудную тему мы поговорили с директором хабаровской школы № 47 Еленой Бабенцевой, где как раз успешно работают коррекционные классы.

— Елена Александровна, вы в системе коррекционного обучения работаете давно, руководили специализированным учебным заведением. Сейчас возглавляемая вами школа тоже не совсем обычная…

— Действительно, наша школа инклюзивная. Дети с особыми образовательными потребностями обучаются под одной крышей, но в разных классах. Для них созданы все необходимые условия. Не нужно бояться школ, где есть коррекционное обучение! Во-первых, здесь очень много специалистов, которые могут помочь и детям без каких-либо заболеваний, ведь случается всякое. А с детками, которым нужна специальная педагогическая помощь, целенаправленно работают учителя-дефектологи, учителя-логопеды, другие узкие специалисты, есть сенсорная комната.

В отличие от специализированных школ, эти дети не изолированы, с ними общаются обычные дети во время проведения различных мероприятий и праздников.

Никогда еще не было ни одного конфликта в школе, ни одного притеснения ребенка. Сейчас мы не говорим «инвалиды», а именно «дети с особыми образовательными потребностями», ведь ребята — разные, у кого-то проблемы опорно-двигательного аппарата, а у кого-то — задержка в психическом развитии, у кого-то проблемы со слухом, зрением.

— Буквально не так давно на городской конференции врачи обсуждали здоровье детей. Приводились страшные цифры о проблемах маленьких хабаровчан. Действительно ли это так?

— К сожалению, проблемы со здоровьем у детей действительно есть. Сейчас большое количество детей приходит с дымной патологией, мы их называем «дымные» дети — мамы во время беременности находились в городе и дышали высокой концентрацией вредных веществ в воздухе.

К сожалению, часто проблемы вскрываются именно тогда, когда ребенок приходит в школу, ведь обучение — это немаленькая нагрузка. Но если вдруг родители видят какие-то тревожные сигналы, например, педагоги говорят, что в этом возрасте ребенок должен уметь то и то, а ваш малыш не может, у него проблемы с памятью, усидичивостью, не нужно бояться идти к специалистам! Для начала к участковым педиатрам. А перед школой лучше поговорить с опытными педагогами. На базе школы № 47 работает территориальная психолого-медико-педагогическая комиссия, которая как раз выявляет подобные проблемы. И с каждым годом через комиссию действительно проходит все больше малышей и, увы, выявляется все больше проблемных ситуаций.

Читайте так же:  Что делать если звонят с разных номеров

— А как родителю все-таки понять, что ребенка нужно вести на заседание этой комиссии?

— Если раньше убедить родителей было сложно (ведь мой ребенок всегда самый лучший!), то сейчас родители начинают понимать, что если сейчас вовремя не включиться в лечение, в обучение, то можно просто-напросто «потерять» ребенка. К специалистам направляют либо в детских садах, либо в детских поликлиниках, если видят какие-либо отклонения. Многие родители и сами сейчас «продвинутые», внимательно следят за детьми: что-то настораживает — задержка речи, задержка развития, например, старший ребенок это умел в этом же возрасте, а младший — нет, задаются вопросом почему? Также и педагог, который записывает ребенка в первый класс, может порекомендовать пройти такую процедуру. Не нужно бояться коррекционного класса, если ребенок попал туда, это не значит, что он обречен на неуспешность. Если проблемы, например развития, удалось решить, то школьник переводится в обычный класс.

— А как проходит обучение в специализированном классе?

— Малыш в подобном классе (мы их еще называем интегрированными, потому как родители все равно боятся слова «коррекционный») учится всему тому же, что и сверстники, он также ходит в кружки и секции, выступает на сцене, участвует во всех школьных делах. Но в одном помещении меньше детей, чем общеобразовательном классе, их 12, бывает по 13-14. Уделяется внимание каждому! Система, как и везде, — поурочная, занятие тоже стандартное по времени.

Единственное, что больше времени отводится на заполнение пробелов в знаниях. Дети учатся только в первую смену. Во вторую смену — группа продленного дня, коррекционные часы, когда с ними занимаются логопеды, дефектологи, психологи. Занятия индивидуальные или групповые, все зависит от конкретного ребенка — для каждого выстраивается индивидуальная траектория развития. Конечно, специалисты работают с детьми бесплатно, это даже не оговаривается. Сейчас из-за подушевого финансирования не все школы могут позволить иметь узких специалистов, но мы стараемся максимально сохранить их в штате.

Обязательно повышенное внимание творческому развитию наших подопечных. Очень много прикладных кружков — так как необходимо развитие мелкой моторики рук (известно, что психическое развитие зависит от этого). Очень популярна бумагопластика, мы устраиваем выставки поделок наших детей, это очень красивые работы! Есть мастерская для девочек, для мальчиков, где дети осваивают навыки ручного труда, учатся шить и готовить.

— Тем не менее, имея диагноз, многие родители боятся вести в коррекционный класс. Им кажется, что учат слабее, что ребенок потом не поступит в вуз…

— Главное думать о психическом здоровье! Что важнее? Уровень образования или психического здоровья. В жизни такому ребенку будет трудно. К сожалению, в классе не все дети будут с пониманием относиться к особенном ребенку. Как бы нам, взрослым, это не нравилось, такова жизнь. И впоследствии за норму такой малыш принимает негативное отношение окружающих. Лучше быть успешным ребенком и закончить коррекционную школу, чем отмучиться одиннадцать лет в хорошей, по меркам родителей, гимназии. Тут папы и мамы должны удовлетворять не свои амбиции, а интересы ребенка. Никто не отменял дополнительное образование. Можно заниматься музыкой, английским, математикой индивидуально, по удобному графику. То, что ребенок присутствовал на уроке — знаний не добавляет.

И еще один аспект — не нужно перегружать ребенка опекой. Любого, в прицнипе. Относитесь к нему как к равному. Учите самостоятельности! У нас даже детки-аутисты умеют делать многое сами.

— А расскажите, как устраиваются особенные дети в жизни после школы?

— Для детей уровень образования даже не так важен, как важна социализация. Есть пример ребенка, который плохо писал и читал. Но если увидите его в обычной жизни, начнете с ним разговаривать, можно подумать, что опытный политик, настолько грамотно и хорошо поставлена речь.

К тому же, в школе очень много внимания уделяется ручному труду, чтобы ребята после окончания школы могли учиться, получить профессию именно в этом направлении.

— Сейчас за каждой школой закреплен свой микрорайон, насколько реально попасть в коррекционный класс, если он действительно нужен?

— Школа всегда идет навстречу при наличии свободных мест. Вообще такие классы должны открываться в любом учреждении, это надо предусматривать и продумывать. И школы не каждый год могут открывать подобные классы — все зависит от потребности. К тому же, на микрорайонах коррекционные классы открываются по очереди.

— Мы говорили о том, что почти каждая школа должна быть готовой к особенным детям. Но по факту, не каждая. Может, я не права?

Видео (кликните для воспроизведения).

— Сейчас реализуется программа «Доступная среда», но пока, конечно, невозможно решить все задачи, которые она ставит. Ведь большинство зданий старой постройки, они просто не приспособлены ни под пандусы, ни под специальные туалеты… Сейчас новые здания и школы нужно строить уже адаптированными к специальным условиям. Но мое мнение таково, что каждая школа в этом не нуждается — все-таки лучше делать некие базовые школы, где будет все необходимое, нежели распределять по чуть-чуть возможности по абсолютно всем. Тем не менее работать с особенными детьми можно в любых условиях, мы это видим на примере нашей школы. Я имею в виду, что нужно вкладываться, прежде всего, в уровень подготовки педагогов, а не только в оборудование. Живое слово учителя ничто не заменит: ни интерактивная доска, ни сенсорная комната.

— А какие проблемы в школах с коррекционными классами?

— Да как у всех, в общем-то. У нас сейчас много тестирований, анкетирований. Мне, как директору, хочется походить по урокам коллег, но я просто физически не успею, иначе не успею заполнить все бумаги, одни нужно в обычном виде, другие в электронном, некоторые и так, и так…

Школа должна дышать! Нужно дать возможность не заниматься бумагами, а, собственно, нашей работой. Сейчас непросто складываются взаимоотношения родителей и школы. Особенно после прихода в обиход выражения о родителе как о «заказчике образовательной услуги».

И получается, что у нас, как на рынке, а товар что — судьбы детей? Нужно избавиться от бюрократии и сделать школу с человеческим лицом, потому что каждый ребенок — индивидуален, а в школе должны учить и воспитывать, а не без конца отчитываться.

Что означает отклонение в развитии ребенка 8-го вида

Содержание статьи

  • Что означает отклонение в развитии ребенка 8-го вида
  • Условия психического развития
  • Как обучать детей-инвалидов

Виды коррекционных школ

Специальные образовательные учреждения предназначены для обучения детей, имеющих различные отклонения в развитии. Всего существует восемь видов таких школ. Для обучения неслышащих детей созданы коррекционные учреждения1-го вида. Специальные школы 2-го вида предназначены для обучения слабослышащих детей, имеющих частичную потерю слуха и разную степень недоразвития речи. Коррекционные школы 3-го и 4-го видов организованы для обучения, воспитания, коррекции отклонений в развитии у детей, имеющих нарушения зрения. В такие образовательные учреждения принимаются незрячие и слабовидящие дети, дети с амблиопией, косоглазием, со сложными сочетаний нарушений функций зрения, страдающие глазными заболеваниями, приводящими к слепоте.

Читайте так же:  Кто подлежит постановке на воинский учет

Коррекционные школы 5-го вида предназначены для детей, имеющих тяжелые речевые патологии, детей с общим недоразвитием речи тяжелой степени, с заиканием. Специальные образовательные учреждения 6-го вида созданы для обучения и воспитания детей с какими-либо нарушениями развития опорно-двигательного аппарата, с ДЦП, деформациями опорно-двигательного аппарата. Специальные школы 7-го вида предназначены для обучения и воспитания детей с задержкой психического развития. При сохранных возможностях интеллектуального развития у таких детей наблюдается слабость внимания, памяти, повышенная истощаемость, недостаточность темпа психических процессов, эмоциональная неустойчивость, несформированность произвольной регуляции деятельности. Коррекционные образовательные учреждения 8-го вида созданы для обучения и воспитания детей с умственной отсталостью.

Коррекционные школы 8-го вида

Целью создания специальных образовательных учреждений 8-го вида является коррекция отклонений в развитии, а также социально-психологическая реабилитация для дальнейшей интеграции в общество. В таких школах создаются классы для детей, имеющих глубокую умственную отсталость, наполняемость таких классов не должна быть больше 8 человек. Ученики школ 8-го вида имеют необратимые нарушения развития и никогда не смогут догнать сверстников, поэтому в большей степени обучение в этих образовательных учреждениях направлено на развитие их жизненной компетенции для адаптации в социуме, позволяющей избежать катастроф социального характера. В небольшом объеме им дают академические знания, которые направляются на поддержание социализации. Дети с нарушенным интеллектом обучаются по специальной программе до 9-го класса. Те из них, кто может освоить рабочую профессию, занимаются, в дальнейшем, малоквалифицированным трудом.

Особый класс

Светлана Юрьевна, у нас сегодня чуть ли не все школы стали инклюзивными. Принимают слабовидящих, слабослышащих детей, учеников с ДЦП. А готова массовая школа учить детей с умственной отсталостью?

Светлана Ильина: Не всех таких детей можно и нужно учить в обыч­ных школах. К сожалению, большинство родителей считают, что будет лучше, если их ребенок станет учиться в обычном классе. На деле это не так. Он, скорее всего, он окажется без коррекционной поддержки и продвижения в развитии у ребенка не будет.

В Санкт-Петербурге около 30 коррекционных школ для детей с умственной отсталостью, плюс в каждом районе города школы для детей с задержкой психического развития. В коррекционных школах учатся дети и с легкой умственной отсталостью, и с умеренной. Классы для учеников с умеренной умственной отсталостью называются «Особый ребенок». Это тяжелые дети и с каждым годом таких классов становится все больше. Дети с легкой степенью не являются инвалидами. Вы их в жизни никогда не отличите, и если они были в коррекционной школе, то, как правило, очень успешно адаптированы, пользуются компьютерами, общаются, и никаких проблем не возникает.

А если к такому в школе подойти и сказать: ударь вон того по голове — он плохой. Ударит?

Светлана Ильина: Они, конечно, внушаемые, но не до такой степени. Вот дети с умеренной умственной отсталостью, конечно, в меньшей степени отдают себе отчет, но психически они, как правило, вменяемы. Часто у них родители с высшим образованием, и стремятся создать для ребенка самые благоприятные условия.

Чему можно научить детей в коррекционной школе? Где «потолок» для них — дроби, таблица умножения, чтение Пришвина и Паустовского? Или они могут осилить программу средней школы, просто надо гораздо больше времени?

Светлана Ильина: В коррекционных школах — своя программа. Там не только таблица умножения, но и сложение, вычитание дробей, история Отечества, гео­графия, естествознание. Круг предметов достаточно большой. Но главное — социализация, получение навыков, которые помогут дальше в жизни, и есть специальный предмет — «основы социальной жизни». В таких школах оборудованы классы, где есть плита, холодильник, стиральная машина, комната-гостиная. Детей учат всему — от завязывания шнурков до пользования техникой. Самое важное — сформировать навыки самообслуживания, научить выбирать товары, делать покупки. В коррекционных школах дети могут учиться в течение 13 лет, после окончания школы или во время учебы могут посещать реабилитационные центры, где тоже идут занятия. Там можно быть и пять лет, и больше.

Что дальше? Их учат профессии?

Светлана Ильина: Ребята с легкой степенью умственной отсталости могут поступить в колледжи и получить профессию, например, швеи. Они трудятся озеленителями, сортировщиками, могут выполнять несложную механическую работу. С умеренной степенью найти работу сложнее.

Сейчас во многих школах учатся дети-аутисты. У них есть умственное отставание?

Светлана Ильина: Аутизм — своеобразное отклонение именно эмоционально-волевой сферы. Они с трудом выходят на контакт с другими людьми, очень оберегают свое пространство. С компьютером им проще. Его они допускают к себе и могут творить чудеса, очень легко справляясь с различными задачами. Не всегда, но часто расстройства аутистического спектра сопровождаются умственной отсталостью. У нас есть классификация аутизма, где выделены четыре группы. Четвертая группа — дети, у которых может быть умеренная или тяжелая умственная отсталость.

А гениальные аутисты, про которых мы иногда слышим, это первая или вторая группа? Есть известный вуз, где учатся и такие студенты. Они не знают, как дойти до столовой, но могут решить такие задачи, к которым их однокурсники и не подходят.

Светлана Ильина: Гениальность — тоже отклонение от нормы. Просто мы людям с гениальностью ставим знак «плюс», а всем остальным можем поставить «минус».

В Москве был случай, когда ученик принес оружие и застрелил учителя. Потом выяснилось, у него была шизофрения. Этот диагноз трудно распознать?

Светлана Ильина: Шизофрения — не умственная отсталость, интеллект может и не страдать. Но странности в поведении грамотный учитель может заметить: у таких детей есть особенности речевого развития. Они говорят много, долго, сложными по грамматическому построению предложениями. Но за фразами ничего нет. Если их попросить быстро нарисовать дом, они каждое окошечко будут прорисовывать. Сейчас педвузы переходят на новые образовательные стандарты, и на всех факультетах будет читаться курс по инклюзивному образованию, в том числе, и о детях и с умственными, и с психическими отклонениями.

Оказывается, у многих известных людей рождаются «особенные» дети? Этому есть какое-то объяснение?

Светлана Ильина: Причин того, что в семье появляется такой ребенок, много: генетические нарушения, тяжелая беременность, краснуха, которую мама перенесла во время беременности, возраст родителей. После 35 лет будущие мамы должны находиться на особом пристальном учете. После 40 лет риск очень высок. Зарубежная статистика показывает: если мама рожает после 40 лет, то на 10 детей 7-8 могут быть с различными отклонениями.

По каким признакам родители могут понять, что с их ребенком что-то не так?

Светлана Ильина: К трем годам ребенок должен уметь держать ложку, пользоваться ею, уметь ходить, сидеть. Важный показатель — речевое развитие. Если ребенок в три года говорит отдельными словами, то это серьезный сигнал обратиться к специалистам. И не только к логопеду, но и к психиатру. В этом возрасте ребенок должен говорить простой фразовой речью. Важно, как он складывает матрешку, играет с кубиками, вообще, умеет ли играть, как принимает помощь.

Коррекционные школы I, II, III, IV, V, VI, VII и VIII видов. Каких детей в них обучают

Детский сад плюс начальная школа

Читайте так же:  Что грозит ип если работник не оформлен

Существуют так называемые начальные школы-детские сады компенсирующего вида, где малыши, имеющие особенности в развитии, сначала просто находятся в саду и социально адаптируются в обществе других малышей, а потом пребывание в садике плавно переходит к обучению в начальной школе. Потом, в зависимости о того, как ребенок справляется с программой, он поступает в 1-й или сразу во 2-й класс коррекционной школы.

Особенности в развитии слишком разные

Особенностей в развитии так много и они такие непохожие, что «особые дети» подчас не вписываются в «трафарет» того или иного диагноза. И главная проблема их обучения состоит как раз в том, что все ребятишки абсолютно разные и непохожие, и каждый – со своими странностями и проблемами здоровья. И все же специалисты установили основные проблемы в развитии или диагнозы, которые обозначаются такими аббревиатурами:

ДЦП – детский церебральный паралич;

ЗПР – задержка психического развития;

ЗРР – задержка речевого развития;

ММД – минимальная мозговая дисфункция;

ОДА – опорно-двигательный аппарат;

ОНР – общее недоразвитие речи;

РДА – ранний детский аутизм;

СДВГ – синдром дефицита внимания с гиперактивностью;

ОВЗ – ограниченные возможности здоровья.

Специальные (коррекционные) школы I, II, III, IV, V, VI, VII и VIII видов. Каких детей в них обучают?

Коррекционная школа: стремиться в нее или ее избегать?

Этот сложный вопрос решать вам. Как мы знаем, и ДЦП имеет столь разные и непохожие формы – от глубокой умственной отсталости, при которой врачи выносят вердикт: «необучаем» – до совершенно сохранного интеллекта. У ребенка с ДЦП может страдать опорно-двигательная система и при этом быть совершенно светлой и умной голова!

Учитывая все индивидуальные особенности ребенка, прежде чем выбрать ему школу, сто раз посоветуйтесь с врачами, дефектологами, логопедами, психиатрами и родителями особых детей, у которых больше опыта в силу того, что их дети старше.

Скажем, обязательно ли ребенку с сильным заиканием находиться в среде таких же как он? Пойдет ли ему такое окружение на пользу? Не лучше ли пойти по пути инклюзивного образования, когда дети с диагнозами погружаются в среду здоровых сверстников? Ведь в одном случае коррекционная школа может помочь, а в другом… навредить. Ведь каждый случай настолько индивидуален! Вспомните первые кадры фильма Тарковского «Зеркало». «Я могу говорить!» – произносит подросток после сеанса гипноза, навсегда освобождаясь от угнетавшего его долгие годы сильного заикания. Гениальный режиссер таким образом показывает нам: в жизни случаются чудеса. И тот, на ком педагоги и медики ставили крест, порой может удивить мир незаурядным талантом или как минимум стать социально адаптированным членом общества. Никаким не особым, а обычным человеком.

Посетите школу лично!

Судить о способностях вашего ребенка будут прежде всего врачи. Они-то и направят его на психолого-медико-педагогическую комиссию (ПМПК). Посоветуйтесь с членами комиссии, какая школа вашего округа лучше других подойдет вашему ребенку, позволит раскрыться его способностям, скорректировать его проблемы и недостатки. Обратитесь в окружной ресурсный центр по развитию инклюзивного образования: может, там помогут советом? Для начала обзвоните по телефону имеющиеся в вашем округе школы. Пообщайтесь на форумах с родителями детей, которые уже учатся. Довольны ли они образованием и отношением учителей? А лучше, конечно, лично познакомиться с директором школы, учителями и обязательно – с будущими одноклассниками! Вы должны знать, в каком окружении будет находиться ваш ребенок. Можно зайти на сайты школ, но там вы получите лишь минимум формальных сведений: в интернете можно изобразить красивую картинку, но будет ли она соответствовать действительности? Истинное представление о школе даст только ее посещение. Переступив порог здания, вы сразу поймете, есть ли здесь чистота, порядок, дисциплина, а главное – трепетное отношение педагогов к особым детям. Все это вы почувствуете прямо при входе!

Надомное обучение – как вариант

Некоторым детям врачи предлагают надомное обучение. Но этот вариант годится опять же не для всех. Некоторые психологи вообще категорически против надомного обучения, потому что для детей с особенностями в развитии нет ничего ужаснее изоляции от общества. А надомное обучение – это и есть изоляция от сверстников. Тогда как общение с ними может благотворно сказаться на умственном и эмоциональном развитии ребенка. Даже в обычных школах педагоги говорят о великой силе коллектива!

Обратите внимание на то, что школ, например, VIII вида в каждом округе существует несколько, и даже есть выбор, а вот школы для слепых или глухих детей есть не в каждом округе. Что ж, придется далеко ездить, возить или… снимать квартиру там, где есть нужная вашему ребенку школа. Многие иногородние приезжают в Москву исключительно ради обучения и реабилитации своих особых детей, потому что в провинции коррекционное образование по большому счету попросту отсутствует. Так вот приезжим безразлично, в каком округе снимать жилье, поэтому сначала они находят подходящую для ребенка школу, а потом уже снимают квартиру поблизости. Может быть также поступить и вам в интересах собственного ребенка?

Согласно Конституции РФ все равны

Знайте, что согласно Конституции РФ и закону об образовании каждый имеет право на обучение, независимо от диагноза. Государство гарантирует общедоступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования (статьи 7 и 43 Конституции РФ). Положения Конституции РФ разъясняются в Федеральном законе от 10 июля 1992 г. №3266-1 «Об образовании», в соответствии с п.3 ст.2 которого одним из принципов государственной политики в области образования является общедоступность образования, а также адаптивность системы образования к уровням и особенностям развития и подготовки обучающихся.

Просят предъявить справку из психиатрического диспансера? Не имеют права!

В приказе Департамента образования города Москвы от 28.01.2004 г. № 30 «О порядке приема детей в первые классы общеобразовательных учреждений в городе Москве» прямо запрещается директорам школ проведение вступительных экзаменов или конкурсных испытаний. Максимум того, что они могут, это провести собеседование или психологическое тестирование для выбора программы обучения и формирования классов. Итак, для зачисления ребенка в первый класс Вы должны представить в общеобразовательное учреждение заявление о приеме, свидетельство о рождении, медицинскую карту по форме 0-26/У-2000, утвержденную приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 03.07.2000 № 241, справку о регистрации ребенка (форма № 9). У родителей есть право не сообщать диагноз ребенка при приеме его в образовательное учреждение (ст. 5 закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» от 2 июля 1992 г. N 3185-I), а администрация школы не имеет права получать эту информацию ни от кого, кроме родителя (законного представителя) ребенка.

Видео (кликните для воспроизведения).

И если вы считаете, что права вашего ребенка ущемляют, приписывая ему ложный диагноз (ведь неугодных во все времена упрятывали в психиатрические клиники), смело вступайте в борьбу! Закон на вашей стороне. Помните, кроме вас защитить права вашего ребенка некому.

Какие дети учатся в коррекционном классе
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here